Нико Росберг объясняет свое решение уйти в отставку из Формулы 1 сразу после первого выигрыша в Чемпионате Мира в возрасте 31-го года, а также о том, как он сообщал об этом директорам команды F1 Mercedes AMG Petronas и своей жене.

Когда к тебе впервые пришла мысль о том, чтобы уйти на пенсию?

Когда победа в чемпионате стала реальной, за пару недель до его окончания. У меня был очень большой отрыв по очкам. Мысль просто пришла ко мне в голову и я почувствовал, что это правильное решение, как закончить книгу после лучшего события.

Как ты думаешь, среди твоих близких был ли хоть кто-то, кто мог предположить что ты решишь выйти на пенсию так рано?

Нет. Что ты имеешь в виду, говоря рано? Мне 31.

Именно, тебе всего 31 - ты только подписал контракт, выиграл чемпионат, ты великолепный гонщик на пике карьеры.

Конечно, но если посмотреть на это с другой стороны - я занимался автоспортом уже 21 год, из них 11 лет я провел в Формуле 1, участвовал в 210 гонках и объездил весь мир. Это великолепный опыт, но гонки на таком высоком уровне требуют больших жертв. Единственный способ выдавать лучшее, на что ты способен и быть лучшим в мире - делать огромные жертвы, на задний план уходит всё кроме победы. Это было здорово, но сейчас настало время для других дел.

Какого рода жертвы тебе пришлось делать?

В первую очередь, вся твоя жизнь начинает вращаться вокруг победы. Каждый день, с утра до вечера все сводится к вопросам: “как я могу победить?” и “как я могу быть лучшим?”. Конечно же, семья становится самой большой жертвой. Ты редко с ней видишься, а когда это происходит - я не с ними, потому что мой ум целиком в спорте.

Кто был первым, кому ты сказал, что подумываешь уйти на пенсию?

Моя жена. За два дня до официального объявления. Это было уже после финальной гонки, потому что я не хотел в тот момент погружаться в подобные размышления, потому что я был целиком сосредоточен на победе. Кроме того, это решение зависело от того, выиграю ли я.

Когда ты окончательно решил уйти в отставку, в каком порядке ты об этом сообщал людям?

Высшим приоритетом было сообщить моей команде, так как я знал, что ставлю их в трудное положение, и это было тяжело для меня. Поэтому я сказал им настолько быстро, насколько мог.

Расскажи пожалуйста о своем звонке исполнительному директору Тото Вульфу? Это произошло через пару минут, после того как вы покинули самолет, в котором только что летели.

Да, это было нелегко. Я спал всего три часа после всех церемоний и вечеринок в честь окончания чемпионата, а проводить такую сложную, кардинально меняющую судьбу беседу оказалось слишком трудно, я решил что по телефону это будет лучше и проще. Итак, я позвонил и да, это было тяжело, особенно из-за того что он не подозревал о таком исходе, а значит не был готов как директор команды. Но, в первую очередь, мне надо было думать о себе и своих близких.

Его незамедлительной, инстинктивной реакцией было понимание. Он действительно смог понять и принять это, а также оказал мне большую поддержку. А я даже не знал, будет ли он кричать на меня по телефону, что вполне справедливо, ведь он оказался из-за меня в очень неприятной ситуации, но он действительно проявил глубокое понимание и это было ужасно приятно.

Какая у тебя была реакция, когда легенда F1 и директор команды Ники Лауда осудил на публике твое решение? По его словам, ты выставил команду в глупом положении.

Да, он критиковал меня в медиа-пространстве, что странно. Ведь лично со мной он даже сказал “я снимаю перед тобой шляпу” и отнесся к этому с пониманием, отчего я сильно удивился его поведению в медиа. Я думаю, он вышел из состояния шока, а гоночная команда - это его ребенок. Я поставил его ребенка в очень сложную ситуацию, поэтому естественно, он имел негативные эмоции по этому поводу, но это нормально.

Какие у тебя возникали сомнения или сожаления, после того, как решение уже было принято?

Что ж, это непросто. Я полностью изменил свою жизнь, с самого глубокого детства вся моя жизнь была посвящена гонкам и попыткам выиграть. Так что это огромная перемена, а значит совершить ее, очевидно, совсем не легко. Но я чувствую себя замечательно: я счастлив, удовлетворен собой и своей карьерой. Я достиг всего чего хотел, это прекрасное окончание и я ушел полный счастья и благодарности за такое окончание, так что это прекрасно!

Наши дни

Сейчас Нико остается страстным любитель автоспорта, примерным семьянином, а также является корреспондентом канала SkySports и успешно ведет свой канал в YouTube!

Понравилась статья? Рекомендуем к прочтению:

Источник: Graham Bensinger

Автор перевода: Арсен Нижников 


Оставить комментарий